Карта сайта >ИРЛ / Статьи / Эволюция. Пол. Личность.
СТРУКТУРА ЛИЧНОСТИ С ДОМИНИРУЮЩЕЙ ИПОСТАСЬЮ: ЖЕНСКИЕ ТИПЫ И ИХ ТРАНСФОРМАЦИИ

Юлия Качалова
Рекомендуется ознакомиться со статьей , в которой изложены принципы построения модели.

Мужчины и женщины, в структуре личности которых очень сильно проявлена одна ипостась, а три другие почти не развиты, часто являются источником проблем и для окружающих, и для самих себя, хотя редко это осознают. Их способы взаимодействия с внешним миром не отличаются гибкостью, фактически они используют только узкий набор стратегий, диктуемых эволюционной программой доминирующей ипостаси. Стратегии эти далеко не всегда уместны, однако людям с доминантой не приходит в голову, что можно выбирать какие-то иные способы восприятия и реагирования, кроме тех, естественных и правильных, к которым они привыкли. При такой структуре свойства доминирующей ипостаси представлены в избытке, а поскольку сбалансировать их нечем, они приобретают тенденцию к акцентуации (чрезмерному гиперразвитию). В этой главе будут описаны типы женщин, обладающие структурой личности с доминирующей ипостасью. И рассмотрены примеры трансформации каждого типа при акцентуации свойств доминанты.

Дева

Рис.7 Тип: Дева

Кластерная теория интеграции

Женщина с доминирующей Девой не желает взрослеть и воспринимать реалии жизни. Это вечная девушка, этакий Питер Пэн в юбке, податливая, не оказывающая сопротивления в критических ситуациях, восприимчивая к чужому влиянию. Как вода принимает форму сосуда, так и женщина, с доминирующей ипостасью Девы, ведет себя в соответствии с ожиданиями и желаниями окружающих. Она словно говорит: «Я — та, кого ты хочешь во мне видеть». Одобрение людей Дева интуитивно воспринимает как гарантию безопасности, а безопасность играет для нее самую существенную роль. В зависимости от внешней среды, Дева более пассивна или более активна. Активность Девы обычно связана с выполнением социально одобряемой миссии.

Но чаще Дева пассивна. Ее собственные желания слабо проявлены, а цели не поставлены. Если же и поставлены, то ей не хватает решимости и упорства предпринять реальные шаги по их достижению, она до последнего надеется, что все произойдет само собой. Рядом с ней должна находиться родительская фигура, которая лучше знает, как ей жить — неважно, кто из близких вынужден исполнять эту роль, хотя бы ее собственные дети. Сама она точно не принимает свою жизнь всерьез и не берет за нее ответственности и реальных обязательств.

Дева — фантазерка, склонная убегать в воображаемую реальность. Нередко увлекается мистикой, настроена на тонкие взаимосвязи, пронизывающие вселенную. Смутная догадка, что мир не такой, каким кажется, и содержит множество вещей, недоступных глазу, возникает у женщины под влиянием ипостаси Девы. Дева обладает развитой интуиций, но столь же часто за голос интуиции принимает плоды своего богатого воображения. Может просто насочинять события, а потом убежденно доказывать, что они происходили на самом деле. В отношениях с людьми Дева проявляет болезненную мнительность, беспрерывно домысливает, что именно имели в виду другие люди, ищет во всем скрытые значения. Любит себя жалеть, с умилением представляет, как близкие, не ценившие ее по достоинству при жизни, будут заламывать руки и произносить полные раскаяния речи над ее могилой.

Стареющая Дева находит прибежище в религии или тихо угасает под любовные сериалы и романы — суррогатные заменители собственной нереализованной жизни. Бывает, что женщина с доминирующей Девой, озлобляется на несправедливый мир и поносит его жестокость и безнравственность на каждом углу. Либо изводит знакомых беспрерывными жалобами и дурными предчувствиями.

Дева в жизни

Марья с детства страдала из-за своей некрасивости и от обиды на мать, бывшую деспотичной и эмоционально холодной женщиной. Когда девочка искала поддержки, мать резко отталкивала ее, лишая и физической ласки, и эмоционального сочувствия. Зато требовала от дочери полного послушания, не терпела ни малейших возражений и постоянно заостряла внимание на Машиных недостатках. Маша и сама была зациклена на своих физических дефектах — близорукости и хромоте. От сверстников ей доставались лишь издевательства и насмешки, и потому Маша держалась особняком, стараясь ни с кем не общаться. Ее потребность в любви не находила отклика во внешнем мире, по крайней мере, так казалось Маше, и она погружалась в поэзию, романтические книжки и собственные фантазии. Маша часто болела — это был ее ответ на беспрерывные претензии со стороны матери.

Сейчас Марье за сорок, живет по-прежнему с матерью. Их роли поменялись: теперь пожилая мать демонстрирует беспомощность, требуя от дочери постоянного внимания к себе и опеки, а Маша ее отталкивает. Лето мать проводит на даче, и накануне ее возвращения Маша обычно заболевает. Болезнь — освоенный с детства и проверенный временем способ сказать матери: «Отстань ты от меня».

Личной жизни как таковой у Марьи нет, хотя Маша почти беспрерывно пребывает в состоянии влюбленности: то в институтского преподавателя, то в психотерапевта, то в лечащего врача, то в кого-то из коллег. Короче, во всякого мужчину, который с ней обходителен по долгу службы и забывает о ее существовании после того, как часы приема или лекции закончены. Но ее воображение знать не желает об этом. В каждом акте профессионального внимания Маша усматривает влечение к ней родственной души. Мужчин, с которыми у нее, в принципе, могли бы возникнуть отношения, она избегает. Просто не замечает их, либо каждый раз убеждает себя, что это—не ее человек. Маша считает себя знатоком человеческих душ, хотя ее предположения о том, что думают, чувствуют и просто имеют в виду люди, чаще всего бывают ошибочны. Немудрено: Маша слишком занята своим богатым внутренним миром, чтобы тратить время на наблюдения. Марья гордится развитой интуицией, которая громко кричит во всех историях с лекторами, психотерапевтами, врачами: «Это Он!» Убедить Машу, что она слышит не голос интуиции, а переносит свою потребность в любви на безопасный объект, почти невозможно. Маша упорно настаивает, что интуиция не ошиблась, вот только судьба против.

Взгляды Маши на судьбу противоречивы. С одной стороны, она — убежденная фаталистка: «судьба» или «не судьба». С другой, пытается «творить» реальность при помощи мысли, следуя наставлениям тех, кто предлагает позитивные аффирмации как панацею от всех жизненных проблем. И неустанно ищет «волшебные слова», которые достаточно лишь произнести, и она тут же обретет Его и романтическое счастье подальше от матери.

Гиперразвитие свойств доминирующей Девы

Если Дева влюбляется, сдвиг в пространстве состояний направлен в сторону Эроса. Если она очень далека от любви, сдвиг направлен в сторону Логоса. *Если сдвиг происходит в сторону порядка, мы имеем дело уже не с доминирующей Девой, а с взаимодействием кластеров (ипостасей) Девы и Матери, результат которого приводит к личности с новыми свойствами, не идентичными свойствам Девы и Матери. Этот тип будет рассмотрен в главе, посвященной доминирующим парам.
Усиление свойств Девы в зависимости от направленности ее внутренних процессов, показано в таблице 2 *В таблице приведены далеко не исчерпывающие, а лишь некоторые типичные свойства Девы.

Таблица 2.Гиперразвитие свойств доминирующей Девы
УСИЛЕНИЕ В СТОРОНУ ЭРОСА
Идеализация
Потакание
Легковерие
Тревожность
Слезливость
В НОРМЕ
Наивность
Желание быть «хорошей девочкой»
Идеалистичность
Интуитивность
Чуткость
УСИЛЕНИЕ В СТОРОНУ ЛОГОСА
Морализаторство
Напускное благочестие
Ханжество
Мнительность
Паникерство

Рис 8.Гиперразвитие свойств доминирующей Девы

Кластерная теория интеграции

Влюбленная Дева (сдвиг в сторону Эроса), видит в своем предмете лишь то, что ей хочется, пропуская мимо внимания настораживающие моменты. В отношении избранника Дева проявляет легковерие, идеализацию, потакает ему во всем, из-за чего часто оказывается жертвой обмана. Разоблачение обмана может стать для нее столь сильным потрясением, что женщина доходит до сумасшествия или суицидальных действий. Все люди тяжело переживают душевные травмы, но женщины этого типа — особенно. Способность Девы уходить в воображаемый мир, изначально предназначенная для сохранения душевного здоровья, при чрезмерном развитии перестает выполнять свою оберегающую функцию и работает против женщины. На ее внутренних весах фантазийная любовь обретает значение, несоизмеримо большее, чем все остальное, включая жизнь.

Рис.9 Жертва

Кластерная теория интеграции

Жертва — Бедная Лиза

Печальная история девушки, изложенная в сентиментальном рассказе Карамзина «Бедная Лиза», иллюстрирует, как доминирующая Дева превращается в Жертву при сдвиге внутренней жизни в сторону Эроса. Лиза — милая крестьянская девушка — поддерживает мать, впавшую в депрессию после смерти отца. Однажды, торгуя в городе ландышами, Лиза знакомится с приятным молодым дворянином по имени Эраст. Очарованный Лизиной красотой, молодой человек стремится продолжить знакомство. Лиза без памяти влюбляется в него и, когда Эраст признается ей в своих чувствах, теряет голову от счастья. Не размышляя о том, к чему обычно приводит нежная дружба крестьянки и дворянина, Лиза полностью доверяется своему возлюбленному. Молодой человек, уставший от света, упивается романтичностью их отношений и убеждает себя, что будет жить с Лизой как «брат с сестрою»……. Их будущее рисуется ему чем-то вроде пасторальной картинки, однако он, в отличие от Лизы, проявляет предусмотрительность и просит девушку скрывать их отношения от ее матери.

Вскоре Лиза отказывает посватавшемуся к ней крестьянину и тут же рассказывает любимому о сватовстве, надеясь… что это подстегнет Эраста сделать ей предложение. Однако с предложением Эраст не спешит, а закрепляет свое право на девушку, перейдя черту братской любви. И тут же охладевает к Лизе, которая в его восприятии из символа непорочности переходит в разряд обычных женщин, которых он уже знавал преизрядно. Лиза продолжает вытягивать из Эраста признания в вечной любви — все более неискренние и натянутые — и потворствует его сексуальным желаниям. Но молодой человек навещает ее реже и реже, а потом и вовсе прощается, сославшись на воинский долг. Девушка погружается во мрак отчаяния. Однажды, будучи в городе, Лиза встречает своего ненаглядного и бросается к нему на шею, но Эраст поспешно уводит ее от посторонних глаз. Молодой человек сообщает, что вынужден жениться на другой, вручает девушке сто рублей и выставляет вон. Потрясенная Лиза через знакомую передает деньги матери и идет топиться. Вот и вся история.

Рассказ Карамзина оказался дрожжами, на которых в отечественной литературе взошла длинная череда образов Дев в аспекте Жертвы. Все эти хорошие девочки — такие доверчивые, наивные, влюбленные в свою мечту о прекрасном рыцаре и обманутые — следуют печальной вереницей: топиться, в монастырь, в сумасшедший дом. Только самые удачливые, вроде Ассоль , вытягивают счастливый лотерейный билет. Но история Ассоль и Грэя заканчивается красивой сценой, как прекрасный корабль под алыми парусами, мчит счастливую Ассоль и влюбленного в нее капитана к неведомому будущему. Каким-то оно окажется?

***

Что происходит с женщинами этого типа при сдвиге внутренних процессов в сторону Логоса? Иными словами, какой становится Дева, не испытывающая (и никогда не испытавшая) любви? В этом случае она обычно начинает концентрироваться на неприятных впечатлениях, а ее богатое воображение раздувает их до размеров полноценной, весомой реальности. Разумеется, раздражающей и возмутительной (нет смягчающего воздействия эроса), примерно, как у старой леди, о которой пишет Пол Вацлавик.
«Одна проживавшая на берегу реки почтенная старая дева пожаловалась в полицию, что группа ребятишек повадилась купаться в чем мать родила прямо под окнами ее дома. Шеф полиции тут же направил на место происшествия одного из своих подчиненных, и тот настоятельно порекомендовал детям избрать для своих чересчур вольных купаний какой-нибудь другое, более отдаленное от жилища пуританки место. Но на другой день в полицейский участок вновь поступила жалоба: дети все еще оставались в зоне видимости блюстительницы нравов. Вновь для переговоров был послан полицейский, и детский пляж передислоцировался дальше вверх по реке. Однако не прошло и трех дней, как возмущенная старая дева вновь появилась в полицейском участке: «Стоит забраться на крышу дома, вооружиться хорошим биноклем — и юные бесстыдники опять видны как на ладони!» [24, с.36].

Вот мы и получили ответ, в кого превращается Дева при сдвиге в сторону Логоса, то есть максимально удаленная от любви. Она становится Ханжой, которая стремится быть благочестивее самого господа Бога, но при этом преисполнена злобы на всю вселенную. В списке всемирно известных ханжей одно из лидирующих мест по праву занимает Мэри Уайтхауз. 53-летняя учительница переквалифицировалась в общественницы, возмущенная тем, что в одной из программ BBC говорили о добрачной половой жизни. Мэри Уайтхауз возглавила Национальную ассоциацию зрителей и слушателей, которая боролась за то, чтобы очистить Британские СМИ от скверны. Госпожа Уайтхауз рассказывала, что имеет полное право быть блюстительницей нравов, поскольку в критический момент юности проявила высокую нравственную силу. Будучи 20-летней девушкой она влюбилась в женатого мужчину, но сумела подавить в себе нечистые помыслы и не стала разрушать чужую семью. Мэри Уайтхауз добилась немалых успехов на своем поприще. Самым громким стало дело журнала «Gay News», редактор которого стараниями Мэри сел в тюрьму на девять месяцев.

Рис.10 Ханжа

Кластерная теория интеграции

Ханжа —Фелисия Гэбриэл

Если читателю ничего не говорит имя Мэри Уайтхауз, обратимся к другому образу — Фелисии Гэбриэл — персонажу экранизированного романа Джона Апдайка «Иствикские ведьмы» (наиболее известна экранизация Джорджа Миллера с Джеком Николсоном в главной роли).

Фелисия — жена главного редактора иствикской газеты Клайда Гэбриэла — местная активистка. Говорит Фелисия всегда в категоричной самодовольной манере, пронзительным, как скальпель, голосом. Говорит настолько громко, точно обращается к огромной толпе, даже если ее аудитория состоит только из одного человека — собственного мужа. Содержание речей Фелисии приводит Клайда в ярость, поскольку слова жены неизменно полны злобы.

Как любая ханжа, Фелисия очень «любит» людей вообще, особенно бесправных, однако, когда дело доходит до конкретного человека, у нее ни для кого не находится доброго слова. Зато с ее языка беспрерывно слетают гнусные и ядовитые обличения, при этом возражений она не терпит. Стоит Клайду с ней не согласиться, как Фелисия с яростью обрушивается на мужа. Она упрекает Клайда в бесхарактерности, кричит, что его презирают дети, обвиняет в бездеятельности в то время как несправедливые войны, фашистские правительства и жадные до наживы эксплуататоры уничтожают мир. В конце концов, доходит до сравнения мужа с Гитлером. На протяжении романа, Клайд постоянно задается вопросом: куда и когда исчезла хорошенькая школьница, вокруг которой постоянно крутились парни — та Фелисия, в которую он был когда-то влюблен и которой домогался? Только ли сексуальная неудовлетворенность (какой муж может одновременно защищать жену и возбуждать?— оправдывается сам перед собой Клайд) привела к тому, что у нее стал жуткий характер? Или, может то, что Фелисия всегда была очень далека от любви?

Первоженщина

Рис.11 Тип: Первоженщина

Кластерная теория интеграции

Если Деве свойственно интуитивное восприятие идеалов добра и красоты, то Первоженщину привлекает все внешне красивое. Она любит не идеальное, а реально существующее, воплощенное здесь и сейчас. Особенно, украшения и наряды. Конечно, она — кокетка! Но в ее кокетстве не больше сознательного расчета, чем в цветущей яблоне или украсившей себя сережками березке. Это совершенно естественный, бессознательный призыв к вниманию, любованию, любви.

Каждое мгновение для нее окрашено богатой палитрой чувств и эмоций. Интенсивность ее эмоциональных реакций, неординарность и непредсказуемость поступков формируют вокруг нее атмосферу густой «эмоциональной заряженности». Она действует (или провоцирует действие) в манере, от которой не соскучишься. Ее доходящая до эпатажа раскрепощенность бросает вызов всякой рутине и догматизму, любому застою и ханжеству. Первоженщина похожа на праздник, но в больших количествах это утомляет, и длительное время выдерживать ее общество может не каждый. Но она всегда в центре внимания, мужчины вьются вокруг нее, хотя она может быть не очень молода и далека от классических канонов красоты. Чувственные ощущения проживаются ею с такой полнотой и наслаждением, что даже для мужчин с прокисшим восприятием, для которых мир потускнел и сделался безвкусным, как бумага, она становится «цветущим уголком, усаженным растениями — противоядиями и болеутоляющими» [25, с.96].

Первоженщина следует исключительно своим импульсам и желаниям, исполнение которых никогда не откладывает на потом. Она живет текущим моментом, но минусом такого способа существования является то, что она совершенно не умеет видеть в перспективе. Поэтому не задумывается, во что обойдется удовлетворение сиюминутного желания завтра, как оно скажется на ней самой, на других людях. Она должна получить то, что хочет. Немедленно! А если не получает, начинает неистовствовать. У Первоженщины слабо развиты «внутренние тормоза», отсутствуют моральные императивы, к саморефлексии она не склонна. «Что подумают люди?» — интересует ее в последнюю очередь. В стремлении получить желаемое, Первоженщина способна на самые безумные выходки и самоунижение. Истерики, океаны слез, потоки лавы — все эти издержки ее безудержной натуры — выплескиваются на окружающих, доводя их порой «до белого каления». Саму себя она также вполне способна довести до полного нервного истощения, как главная героиня фильма «Леди Каролина Лем». Помимо истерических проявлений, для неудовлетворенной Первоженщины характерна повышенная агрессивность. Избыток сексуальной энергии можно направить в любое русло, но в агрессию неизмеримо проще, чем в творчество: для этого не требуется ни ума, ни таланта. Неудовлетворенная Первоженщина бессознательно провоцирует столкновения и конфликты. Как и в своем конструктивном проявлении, она является источником сильного эмоционального поля, только поле это имеет направленность не любви, а войны.

Первоженщина в жизни

Анне 29 лет, окончила дизайнерские курсы, но к профессиональной деятельности приступить пока не удавалось. Во-первых, училась, во-вторых, рожала, в-третьих и главных, занималась разборками со своими мужчинами. Зато сейчас собирается заняться собственным бизнесом и обрести материальную независимость от партнера, с которым живет — то сходясь, то расходясь — 15 лет. Да, вы не ослышались, с 14 лет, а что тут такого, удивляется Аня? Вы что, не читали Лолиту? Представьте, есть мужчины, которым нравятся нимфетки. Глядя на Аню, не удивляешься, что именно нимфеткой она и была: пухлые губки, живые, ярко-синие глаза, полные любопытства. Искренность, спонтанность и раскрепощенность манер. В каком-то смысле Аня до сих пор остается нимфеткой, невзирая на пятнадцать лет, истекшие с возраста, описанного Набоковым, и пятилетний стаж материнства. В любой компании Аня умудряется незаметно «перетянуть одеяло на себя». Кого-то ее эгоцентризм раздражает, но, видя, как радуется она любой своей мысли точно небесному откровению, невозможно удержать улыбки.

Аня долго определялась, расстаться ли ей с Семеном совсем или продолжать с ним отношения на какой-то иной основе. Семен вытащил ее из провинциального захолустья и нищеты, которую терпели они с матерью. Мать Ани не препятствовала роману дочери-подростка с мужчиной, который был лишь немного старше ее самой (матери, а не Ани). Семен вывел девушку в люди, показал мир, обул-одел, обеспечил домом и джипом, научил уму разуму, познакомил с полезными людьми. По серьезному размышлению и истечению десяти лет близкого знакомства, Аня родила ему сына. Чем исчерпала свою благодарность за перечисленные благодеяния. Когда Семен развелся с женой и предложил Ане воссоединиться с ним на законных основаниях, она заартачилась. Первоженщина, которую он распознал в юной нимфетке, вошла в полную силу.

Строить отношения на новой основе, по мнению Ани, означало дать ей полную сексуальную свободу и прекратить контролировать ее времяпрепровождение. Семен, уставший отгонять от Ани ухажеров — кокетничала Аня с любой особью мужского пола без разбора и всякого умысла — от такой постановки вопроса опешил. Нет, он не являлся Гумбертом, помешанным на нимфетках, он искренне привязан именно к Ане, насколько это вообще возможно для мужчины его типа.
—Да, были другие женщины, но у меня же командировки по полгода, я — мужчина, в конце концов, — оправдывался он перед Аниным взыскательным взором.
—А я — женщина, — парировала Аня (правильнее было бы сказать Первоженщина) — и не потерплю двойной морали. И пока у тебя командировки, буду с тем, с кем захочу. Кстати, когда нет командировок тоже. В твоем распоряжении среда и выходные. Остальное время тебя не должно касаться, что я делаю.

Семен, будучи довольно успешным бизнесменом, вышедшим из числа бывших военных, не мог даже предположить такой наглости из уст младшего по рангу. В каком-то смысле он именно так относился к Ане: как к новобранцу, вверенному его сержантской заботе. По его собственным словам, он лепил Аню, воспитывал из нее бойца (не учтя, что Первоженщина — боец особого назначения) и очень радовался ее успехам. Особенно тому, как Аня впитывает его мораль, в частности, главную идею: все люди делятся на овец и гм... как бы помягче... пастырей с кнутом. Когда же кнут восприимчивой ученицы просвистел над его ухом, Семен не поверил собственным ушам.
— Я тебя сделал, бесстыжая! — негодовал он.
— Все, что мог, ты уже сделал, — был жестокий ответ Ани.

В конечном итоге Семен уступил и принял ее требования, но не смирился. Через год, став свидетелем очередного Аниного романа, он набросился на незадачливого «соперника», причинил ему серьезный физический ущерб и был вынужден покинуть страну, дабы избежать уголовной ответственности.

***

Ипостась Первоженщины принадлежит области Эроса. Если смещение направленности внутренней жизни женщины происходит в сторону Хаоса — результатом становится ненасытная эротоманка, ищущая плотских утех в бесчисленных и беспорядочных связях. При сдвиге в сторону Порядка женщина превращает свою сексуальность в орудие владычества над мужчинами — средствами и проводниками исполнения ее желаний. Усиление свойств Первоженщины в зависимости от направленности ее внутренней жизни, показаны на рисунке 12 и в таблице 3.

Таблица 3.Гиперразвитие свойств доминирующей Первоженщины
УСИЛЕНИЕ В СТОРОНУ ХАОСА
Неумеренность
Гиперсексуальность
Истеричность
ветреность
Непостоянство
Безрассудность
В НОРМЕ
Пылкость
Чувственность
Эмоциональность
Игривость
Спонтанность
Любопытство
УСИЛЕНИЕ В СТОРОНУ ПОРЯДКА
Дерзость
Настырность
Капризность
Рисовка
Эпатажность
Бесцеремонность

Рис 12.Гиперразвитие свойств доминирующей Первоженщины

Кластерная теория интеграции

Распутница — Мессалина

Имя Мессалина давно стало нарицательным символом женского распутства. Реальный исторический персонаж, от которого оно пошло, Валерия Мессалина, родилась около 25 года н.э. в семье римских патрициев. В четырнадцать лет девочку выдали замуж за ее пятидесятилетнего кузена Клавдия, члена императорской фамилии. По призванию Клавдий был не политиком, а ученым, область его интересов лежала в умозрительных сферах, далеких от непримиримой борьбы за власть, которая так увлекала других членов императорской семьи. По этой причине родичи считали его дурачком, не заслуживающим внимания, что позволило Клавдию пережить их всех и, в конце концов, стать императором. Правление Клавдия было разумным, а в сравнении с предшественниками — Тиберием и Калигулой — и вовсе, казалось бы, безупречным, если бы не Мессалина.

Для Клавдия брак с Валерией Мессалиной был третьим по счету. Первые два оказались неудачными и закончились разводами, зато в юную Валерию, обладавшую даром целиком отдаваться чувственному наслаждению, Клавдий влюбился без памяти. Он наделил ее полным доверием и безграничной властью. Но отнюдь не к благу Рима стремилась Мессалина. С ее подачи началась проверка реестров римских граждан. Мессалина трогательно сообщила мужу, что готова сама заняться этим неблагодарным делом, дабы снять с Клавдия бремя рутинной работы. Император с радостью согласился, и у Мессалины появился неиссякаемый источник доходов — взяток за протекцию при оформлении гражданства. Она же предложила ввести монополию на торговлю, убедив мужа, что это поможет навести порядок среди коммерсантов и снизить цены на товары. В результате Мессалина получила право раздавать монополии и еще один источник доходов — огромные взятки от будущих монополистов. Через полгода введения монопольной торговли цены на товары взлетели до небес — взятки, отданные Мессалине, торговцы возмещали на покупателях.

Убедив мужа, что хорошо разбирается в людях, Мессалина занялась пересмотром состава римского сената. Неугодных ей аристократов Мессалина обвиняла в заговорах и намерениях переворота. При умелом расследовании намерениям, свидетельствующим о нелояльности к императору, несложно было найти подтверждение. С обвиняемыми обращались гуманно, предлагая им выбор между казнью и самоубийством. Но не этими деяниями прославилась в веках Мессалина, а своим беспрецедентным развратом, масштабы которого потрясли даже Рим. А уж римские нравы в те времена отнюдь не отличались добродетелью и пристойностью.

Рис.13 Распутница

Кластерная теория интеграции

После того, как Валерия выполнила супружеский долг, родив Клавдию двоих детей, она призналась императору, что не испытывает к нему более прежней страсти по причине того, что теперь все ее чувства отданы детям. С неподдельной искренностью и смущением, она попросила мужа разрешить спать отдельно от него до тех пор, пока былые чувства к ней не вернутся. Клавдий, привыкший во всем потворствовать желаниям жены, впал в уныние, но пошел ей навстречу. Сыграв на любви и доверии мужа, Мессалина переселилась в свою половину императорского дворца. Очень быстро там стали устраивать оргии с участием знатных матрон и девиц из благородных семей, в присутствии их мужей, отцов и братьев. Все знали об этом, кроме Клавдия, но никто не решался открыть императору глаза на то, что вытворяла его любимая супруга.

Однажды, когда Клавдия не было в Риме, Мессалина обратилась в гильдию проституток. Жена императора потребовала прислать к ней лучшую сексработницу, дабы устроить соревнование, кто за ночь доведет до изнеможения больше мужчин. Присланная гильдией проститутка по кличке Сцилла выдохлась на рассвете на двадцать пятом партнере. Мессалина же из чистого азарта продолжала до полудня, побив рекорд с пятьюдесятью. Почти вся римская знать была приглашена полюбоваться состязанием и принять в нем участие. Но скоро Валерию перестали удовлетворять дворцовые забавы: она отправилась в «люди». Сатирик Ювенал описывал, как по ночам императрица, одетая в рубище и белокурый парик, тайно покидала дворец и направлялась в трущобные бордели, где под именем проститутки Лизиски отдавалась всем желающим, не забывая брать с гладиаторов, грузчиков, матросов и рабов плату за свои услуги. Игра в портовую шлюху доставляла ей истинное наслаждение. Но вскоре прискучила и она.

Наконец, Мессалина влюбилась. Ее сердцем завладел один из красивейших мужчин Рима — молодой аристократ Гай Силий. Но Силию перспектива разделить ложе с распутной императрицей отнюдь не казалась высокой честью. К тому же он был женат и вполне счастлив в браке, поэтому вежливо отклонял все предложения Мессалины о встрече. И все-таки Мессалина хитростью организовала их встречу тет-а-тет. Императрица всячески обольщала молодого человека и, в конечном итоге, добилась своего. Расторгнуть брак Силия для Мессалины было делом не сложным. Гораздо более трудной задачей являлось развестись с собственным мужем и при этом не потерять его доверия и власти над ним. И Мессалина пошла беспрецедентную авантюру. Она сообщила Клавдию о неожиданном предсказании, согласно которому ее муж вскоре умрет насильственной смертью. И предложила хитроумное решение: она понарошку разведется с Клавдием и понарошку выйдет замуж за Силия. В качестве ее мужа под ударом судьбы окажется Силий, а драгоценная жизнь императора будет вне опасности. При этом Мессалина со слезами объясняла, на какую огромную жертву она идет ради любви к Клавдию, и близорукий император еще раз возблагодарил богов, наделивших его таким бесценным сокровищем, как его любящая женушка. Мессалина выудила у мужа бумагу о разводе и переправила в особняк Силия лучшую мебель из императорского дворца. При этом она жаловалась Клавдию, как трудно уломать Силия жениться на ней, не иначе, тот чувствует подвох. Наконец, Силий сдался.

В день, когда император отправился освящать зернохранилища Остии, Мессалина устроила пышную свадьбу с Силием в стиле вакханалий. Пьяные Мессалина и Силий клялись перед гостями возродить республику, что всерьез напугало советников императора, и они решились открыть Клавдию правду. Император сначала отказывался им верить, но когда получил неопровержимые доказательства, рыдал, как ребенок. Советники призывали Клавдия к решительным действиям, чтобы спасти порядок в Риме. В итоге триста шестьдесят человек были арестованы, включая гостей, пировавших на свадьбе, любовников Мессалины, участников и участниц ее дворцовых оргий. Последовали ссылки и казни. Силий ни в чем не оправдывался и сам попросил себе смерти. Мессалина же надеялась выкрутиться, если ей удастся увидеться с императором и пустить в ход свои чары, всегда действовавшие на мужа безотказно. Опасались этого и советники Клавдия. Пока император спал, его ближайший поверенный призвал гвардейского полковника и от лица Клавдия отдал приказ казнить Мессалину.

***

В Мессалине отражена Афродита — Скотия, погруженная в хаос примитивных желаний с недифференцированным сексуальным влечением. Не сопряженное с чувством, последнее, по сути, является одной из форм болезни и сопровождается острой неудовлетворенностью, подталкивающей к все более извращенным способам утоления. Распутнице безразличны чувства, которые к ней питают, кроме единственного — вожделения самца к самке, которое чем обезличеннее и грубее, тем больше ее возбуждает. Мужчина для нее — ходячий фаллос, более ничего интересного она в нем не видит. Иная картина предстает при сдвиге внутренних процессов в сторону Порядка, превращающем Первоженщину в Роковую женщину.

Рис.14 Роковая женщина

Кластерная теория интеграции

Роковая женщина питается сердечными чувствами, обращенными непосредственно к ней. Ей важно, чтобы ее вожделели, но не как самку, а как совершенное творение, произведение божественного искусства, не знающее себе равных. И чем незауряднее мужчина, тем сильнее стремление Красавицы—Чудовища обольстить его, вызвать его восторг и сердечное томление, захватить все его помыслы, подчинить его волю единственному желанию — завладеть бесценным сокровищем, коим является она. Роковая женщина туманно обещает это сокровище каждому, кто способен оценить эстетику и красоту, одновременно давая понять, что только избранные достойны владеть им — те, кто полюбит ее всем сердцем, без остатка. Но горе поверившим и отдавшим ей сердце: она любит не мужчину, а его любовь к себе, восхищение, покорность, страдания. От этой амброзии она оживает, как вампир, вкусивший свежей крови, расцветает, чары ее усиливаются. Одной рукой она манит, а другой отстраняет, заставляя мужчин забывать о чести, о долге, о нравственности, о свободе, обо всем на свете, превращая их в покорных рабов. Если тот, к кому она чувствует влечение, не поддается чарам и отталкивает ее, он переходит в разряд смертельных врагов, и она не успокоится, пока не осуществит месть.

Роковая женщина — Саломея

Об иудейской царевне Саломее упомянуто в Евангелии от Марка, гл. 6. Будучи непревзойденной танцовщицей, Саломея в награду за танец попросила у тетрарха Иудеи Ирода Антипы голову Иоанна Крестителя. Согласно Евангелиям, Саломею подговорила погубить Иоанна ее мать, Иродиада, которую пророк неустанно поносил за развод с первым мужем, Иродом Филиппом, который по приказу Ирода Антиппы двенадцать лет томился в темнице, где, в конце концов, и был задушен. Иродиада вышла замуж за убийцу своего мужа, а пикантность ситуации заключалась в том, что Ирод Филипп и Ирод Антипа были родными братьями, подобно Каину и Авелю.

Оскар Уайльд в пьесе «Саломея» предлагает иную трактовку древней драмы, согласно которой главная героиня предстает не послушной дочерью жестокой матери, а Роковой женщиной. Обратимся непосредственно к тексту пьесы. Действие начинается с того, что молодой сириец, начальник отряда охраны тетрарха, заворожено любуется царевной Саломеей, скучающей в пиршественной зале. Паж Иродиады неоднократно предупреждает молодого воина, чтобы он не слишком заглядывался на Саломею, но сириец не может оторвать глаз от царевны. Не отрывает от нее похотливых глаз и тетрарх, к вящему неудовольствию своей жены Иродиады, матери Саломеи. Царевна выходит на веранду и слышит голос Иоанна, выкрикивающего из темницы свои пророчества. Саломея интересуется у охраны, молод пророк или стар, и, узнав, что молод, требует привести его пред свои ясны очи. Солдаты отказываются, ссылаясь на строжайший запрет, но царевна ничего не желает слышать. «Я хочу его видеть!» — настаивает она, игнорируя все возражения. Убедившись, что солдаты не осмелятся ослушаться приказа Ирода Антиппы, Саломея начинает обрабатывать их командира, который, как ей прекрасно известно, страстно влюблен в нее. Следующий диалог иллюстрирует, как Роковая женщина обычно добивается того, что хочет:
«Саломея (подходя к молодому сирийцу).
— Нарработ, ты это сделаешь для меня, ведь правда? Я только посмотреть хочу на этого странного пророка. О нем так много говорили. Я так часто слышала, как говорил о нем тетрарх. Мне кажется, он боится его, тетрарх. Я уверена, что он боится его... А ты, Нарработ, ты тоже боишься его?
Молодой сириец
— Я не боюсь его, царевна, я никого не боюсь. Но тетрарх строжайше запретил, чтобы кто-нибудь приподнимал крышку с этого водоема.
Саломея (улыбаясь).
— Ты это сделаешь для меня, Нарработ. И завтра, когда мои носилки поравняются на мосту с теми, что торгуют идолами, я посмотрю на тебя сквозь кисейные завесы, Нарработ, и, может быть, я улыбнусь тебе. Посмотри на меня, Нарработ. Посмотри на меня. А, ты знаешь наверно, что ты сделаешь то, о чем я тебя прошу, не правда ли?.. Я это знаю наверно.
Молодой сириец (делает знак солдату).
— Выведите сюда пророка... Царевна Саломея хочет его видеть». [27, с.15-17].

Иоанна выводят к царевне. Саломея с любопытством рассматривает «ужасного» пророка, которого боится сам тетрарх, и приходит к выводу, что молодой узник красив и, невзирая на экзальтированные речи, «целомудрен как месяц». Саломея разглядывает Иоанна самым бессовестным образом, описывает вслух его стати, впечатления, которые они на нее производят и желания, которые они у нее вызывают. Признания царевны, мягко говоря, нескромны. Ее не останавливают ни протесты Иоанна, гневно требующего оставить его в покое, ни мольбы молодого сирийца прекратить провокацию. В конце концов, несчастный воин не выдерживает муки ревности и бросается на меч. Начинается шум, солдаты уводят пророка обратно в узилище. Прежде, чем расстаться с Иоанном, Саломея предупреждает, что не оставит своих домогательств и не остановится ни перед чем, и в голосе ее звучит угроза.

Дальше события разворачиваются, как описано в Евангелии. Тетрарх откровенно липнет к дочери жены, Саломея столь же откровенно ему дерзит. Возбужденный вином Ирод Антипа уговаривает царевну исполнить хотя бы одну его просьбу и обещает дать ей все, что она пожелает — даже полцарства — за единственный танец. Саломея заставляет тетрарха поклясться, намекая, что полцарства ее интересует. Но это лишь уловка — царевна не честолюбива, полцарства ей ни к чему! Шокируя тетрарха и гостей, Саломея разувается и танцует в луже крове, оставшейся от влюбленного в нее сирийца. Когда танец закончен, дочь Иродиады, смиренно склонив колени перед дядей-отчимом, просит у него голову Иоанна. На серебряном блюде! Тетрарх в ужасе. Он отговаривает девушку, но Саломея не слушает увещеваний и твердит одно: ты поклялся исполнить любое мое желание? Хочу голову Иоанна! Ирод Антипа, публично похвалявшийся, что всегда держит слово, вынужден уступить. И вот Саломея на серебряном блюде получает окровавленную плату за танец. Последнее обращение Саломеи к голове Иоанна лучше всего раскрывают суть Роковой женщины.
«Ты не захотел меня, Иоанн. Ты оттолкнул меня. Ты говорил мне позорящие меня слова. Ты обращался со мной, как с распутной, как с продажной, со мной, Саломеей, дочерью Иродиады, царевной Иудейской! А теперь, Иоанн, я жива еще, а ты мертв, и твоя голова принадлежит мне. Я могу с нею делать, что хочу. Иоанн, ты был единственный человек, которого я любила. Почему ты не смотрел на меня, Иоанн? Если бы ты меня увидел, ты полюбил бы меня. Я видела тебя, Иоанн, и я полюбила тебя! Я еще люблю тебя, Иоанн. Тебя одного. Твоей красоты я жажду. Тела твоего я хочу. Почему ты не посмотрел на меня, Иоанн? Если бы ты посмотрел, ты полюбил бы меня. Я знаю, ты полюбил бы меня, потому что тайна любви больше, чем тайна смерти. Лишь на любовь надо смотреть». [27, с.48-50].

Подруга

Рис.15 Тип: Подруга

Кластерная теория интеграции

Ипостась Подруги преобразует импульсивное желание Первоженщины и смутную мечту Девы в ясную цель и конкретный план действий. Женщина, относящаяся к типу Подруги, не предается пустым мечтаниям и не идет на поводу у сиюминутных желаний. Она хорошо осознает, к какому именно результату стремится, умеет концентрировать волю, эффективно распределять ресурсы и планировать действия, чтобы достигать желаемого.

В прошлом женщины этого типа занимали высокое общественное положение посредством выгодного брака или влиятельного любовника. Теперь, когда они могут успешно реализовывать себя в профессиональной сфере и в бизнесе, такая необходимость отпала. И женщины с доминирующей Подругой стали меньше интересоваться мужчинами и гораздо больше — карьерой. В отличие от Матери, которая «горит» на работе, чтобы обеспечить будущее детям, главная мотивация Подруги— дело, а не дети. Для Подруги быть активной и деятельной более чем естественно. Она прекрасно осознает себя субъектом действий, орудиями для нее будут другие люди.

Женщины этого типа воспринимают других женщин как конкуренток, не испытывают к ним ни доверия, ни уважения (хотя стараются этого не демонстрировать). В мужском обществе чувствуют себя комфортно, имеют много приятелей. Для близких мужчин Подруга является в большей степени соратницей, советчицей, наставницей или поддерживающей сестрой, а не любовницей и не матерью. В отличие от Первоженщины, Подруга живет не чувством, а головой. И не в настоящем моменте, а в будущем. Ценность сегодня определяется не теми впечатлениями, которые оно дарит, а тем, насколько оно способствует или угрожает завтрашним планам. Этот женский тип (как и Дева) склонен к психологической игре «Катастрофа» , суть которой заключается в том, чтобы думать о будущем и терзаться беспокойством по поводу вероятных бедствий, которые оно сулит.

Женщины этого типа часто жалуются на дефицит положительных впечатлений, эмоций, ощущений. Неудивительно — живя «головой», Подруга невнимательна к собственному телу, что весьма обедняет чувственную и эмоциональную сферу. Поскольку мысль Подруги устремлена в будущее, она не замечает того, что происходит у нее прямо перед носом.

Если Первоженщину не волнуют последствия ее действий, то Подругу — их моральные аспекты. Попросту говоря: «Цель оправдывает средства». Особенно явными эти издержки личности становятся, когда имеет место гиперразвитие свойств ипостаси.

Таблица 3.Гиперразвитие свойств доминирующей Подруги
УСИЛЕНИЕ В СТОРОНУ ХАОСА
Тщеславие
Корыстность
Страсть к сплетням
Хитрость
Завистливость
Притворство
В НОРМЕ
Целеустремленность
Рациональность
Любознательность
Гибкость
Рефлексия
Предусмотрительность
УСИЛЕНИЕ В СТОРОНУ ПОРЯДКА
Честолюбие
Холодность
Шпиономания
Коварство
Интриганство
Безжалостность

Рис 16.Гиперразвитие свойств доминирующей Подруги

Кластерная теория интеграции

Чувства, сексуальная близость, дети, семья, родственные связи, репутация, доброе имя и уважение в обществе — все то, чем дорожат другие женщины — не представляет ценности для Подруги при сдвиге ее внутренних процессов в сторону Хаоса. Исключительной ценностью является собственное благополучие, тождественное благополучию материальному, на достижение которого направлена вся ее недюжинная изобретательность. Если для этого требуется совершить асоциальные действия или преступить закон, она ни на секунду не помедлит — главное, выйти сухой из воды. Особое удовольствие ей доставляет ловить рыбку в мутной воде и собирать чужие сливки. Аферы и мошенничество — ее родная стихия, здесь она может достичь виртуозности, достойной восхищения.

Мошенница — Сонька Золотая Ручка

Шейндля-Сура Лейбова Соломониак, вошедшая в историю под именем Сонька —Золотая ручка, по свидетельству очевидцев, не была красавицей. Но обладала психологическим чутьем, которое позволяло ей обвести вокруг пальца любого. Изобретательность воровских приемов, гениальных в своей простоте, артистизм и смелость исполнения, тщательность подготовки и проработанность деталей вызывают изумление и аплодисменты. Если, конечно, их жертвой оказались не вы, а кто-то другой. Какой-нибудь ювелир Карл фон Мель или банкир Догмаров.

Рис.17 Мошенница

Кластерная теория интеграции

В 1883 г. в ювелирный магазин фон Меля вошла изысканно одетая молодая дама, представившаяся женой известного психиатра. Мило болтая с фон Мелем, она отобрала бриллиантов на тридцать тысяч рублей, выписала счет и попросила доставить коллекцию драгоценностей к ней домой. В назначенный час фон Мель явился в дом психиатра, вручил радушной хозяйке шкатулку с драгоценностями. Она отправилась примерить их к вечернему платью, а ювелира пригласила пройти в кабинет и подождать, пока муж оплатит счет. Ждать пришлось долго. Когда ювелир, выйдя из себя, потребовал, чтобы психиатр незамедлительно оплатил счет или вернул драгоценности, беднягу скрутили санитары и увезли в лечебницу. Позже выяснилось, что клиентка обратилась к психиатру, представившись женой фон Меля, и в слезах рассказала, что ее муж сошел с ума от бриллиантов. Несчастная «ювелирша» умоляла доктора помочь мужу и оплатила вперед его «лечение». Год спустя в Одессе банкир Догмаров познакомился с дамой, представившейся Софьей Сан-Донато. Она попросила разменять ей ренту в тысячу рублей, что банкир и сделал. Когда выяснилось, что госпожа Сан-Донато вечером отбывает в Москву тем же поездом, что и Догмаров, обрадованный банкир предложил даме продолжить знакомство в купе. Госпожа Сан-Донато любезно согласилась. Поутру Догмаров обнаружил пропажу попутчицы, денег и ценных бумаг на огромную сумму.

Золотой Ручкой был изобретен метод гостиничных краж под названием «гутен морген». Шикарно одетая, с чужим паспортом, Сонька появлялась в лучших отелях Москвы, Петербурга, Одессы, Варшавы. Тщательно изучала расположение комнат, входов, выходов, коридоров, а под утро, надев на свою обувь войлочные туфли, бесшумно проникала в чужой номер. Пока хозяин предавался предрассветному сну, мошенница аккуратно «вычищала» его наличность. Если же он вдруг просыпался, его взору представала нарядная дама в дорогих украшениях, которая рассеянно начинала раздеваться, не замечая «постороннего». Обнаружив, что перепутала номер, дама безумно смущалась, приносила свои извинения; хозяин, в свою очередь, расшаркивался перед ней, и нередко взаимные любезности приводили к тому, что дама оказывалась в его постели.

Одной из первых жертв ее афер стал торговец-бакалейщик И.Розенбанд. Она вышла за него замуж, едва достигнув восемнадцатилетнего возраста. Родила дочь и через полтора года сбежала от мужа с малышкой и пятьюстами рублями. Второй раз вышла замуж за старого богатого еврея Шелома Школьника, его тоже оставила без денег. Третьим, наиболее любимым мужем, стал железнодорожный вор Михель Блювштейн, под фамилией которого Золотая Ручка фигурирует во всех судебных делах. От Михеля у нее родилась еще одна дочь, но и этот брак быстро распался.

Не кончавшая ни курсов, ни университетов, Сонька, благодаря богатому жизненному опыту являлась весьма образованной женщиной и в совершенстве владела пятью языками. Сгубила ее блестящую «карьеру» поздняя страсть к юному красавчику Володе Кочубчику, который из воров переквалифицировался в альфонсы и начал проигрывать в карты все деньги Золотой Ручки. Сонька стала нервничать, делать ошибки и в ноябре 1885 попалась. После невероятно громкого судебного процесса Софью Блювштейн сослали на каторгу на Сахалин. О дальнейшей судьбе Золотой Ручки доподлинно не известно. Согласно одной из версий, Софья пыталась бежать с каторги, но потеряла сознание, не пройдя и двух верст. Конвойные, наткнувшиеся на нее при обходе, доставили ее в тюремный лазарет, где через несколько дней она скончалась. По второй версии, Золотая Ручка со временем стала содержать квасную. Варила замечательный квас, устраивала представления, танцы, гулянья, из-под полы торговала водкой, скупала и перепродавала краденые вещи, организовала игорный бизнес. Третий вариант: каторгу отбывала вовсе не Сонька, а подставное лицо, в то время как настоящая Золотая Ручка продолжала заниматься любимым делом вдали от России.

Рис.18 Железная Леди

Если на уровне Хаоса и происходит порой смешение разума и чувств, и рациональность женщины, принадлежащей к типу Подруги, может на время уступать давлению любовной страсти, то при смещении внутренних процессов в сторону Порядка это практически исключается. Сердце такой женщины одето в броню, ей владеет только одна страсть — любовь к власти. Мошенница нарушает закон, Железная Леди сама стремится стать законом. Мошенница предпочитает чисто женские уловки, Железная Леди в борьбе за власть прибегает к ним лишь по необходимости, а когда та отпадает, отдает предпочтение мужским силовым методам.

Кластерная теория интеграции

Железная Леди —Агриппина

Императору Клавдию отчаянно не везло с женами. О его третьей любимой жене Мессалине было сказано достаточно. После смерти Мессалины Клавдий поклялся никогда больше не жениться, но клятвы не сдержал. Через некоторое время советники подняли вопрос о новом браке, и из трех предложенных ими кандидаток в жены император остановился на своей племяннице Агриппине. Как осторожный Клавдий мог сделать наихудший выбор из возможных, он и сам впоследствии недоумевал. Распутница Мессалина хотя бы подарила ему двух детей (хотя, в отцовстве императора и были сомнения). Агриппина же... Но не будем забегать вперед.

Агриппину — правнучку великого императора Августа и сестру Калигулы — в тринадцать лет выдали замуж за Гнея Доминия Агеробарбуса, одного из самых богатых римских граждан. В первые годы брака Агеробарбус шел в гору и получил должность консула, но он слишком любил попойки, женщин и гладиаторские бои, чтобы достичь императорской короны. А именно к ней стремилась Агриппина, полагая, что имеет на то полное право. Разочаровавшись в муже, Агриппина стала устраивать ему такие сцены, что друзья Агеробарбоса всерьез опасались, как бы он не придушил юную мегеру. Но Агеробарбус очевидно уважал Агриппину за характер, еще более крутой, чем у него самого. В общем, супруги испытывали друг к другу взаимное чувство ненависти. Гней Доминий продолжал поддерживать отношения с женой лишь ради того, чтобы не дать угаснуть роду Агеробарбусов. В Рим наезжал урывками, все же прочее время проводил на Сицилии. Через девять лет Агриппина подарила Агеробарбусу сына. Узнав о его рождении, счастливый отец отреагировал на поздравления странным образом. «У Агриппины и у меня и мог родиться только монстр» [30, с.39], —заявил он. Через час после рождения ребенка, которому дали имя Нерон, Агеробарбус навсегда покинул свою виллу и супругу. Через два года Агриппине сообщили о кончине мужа, и она вздохнула с облегчением. Ее цель отныне — стать императрицей и сделать императором сына.

Правление ее брата Калигулы подходило к концу, и Агриппина решила его ускорить. Но покушение не удалось: заговор с целью убийства императора раскрыли, сообщников казнили, а Агриппину с сыном отправили в ссылку. Однако через несколько месяцев пришло известие, что Калигулу все-таки убили, и Агриппина с Нероном поспешили в Рим. УвыЁ! На вожделенном троне уже успел устроиться ее дядюшка Клавдий. Агриппина принялась было обихаживать нового императора, но ее попытки не увенчались успехом — Клавдий был влюблен в Мессалину. Последняя же упросила мужа запретить племяннице вход во дворец, пока та не выйдет замуж. Вскоре муж для Агриппины нашелся — известный оратор Пассений, второй по богатству человек в Риме после императора.

Но и Пассений быстро разочаровал честолюбивую Агриппину. Слишком он был расслаблен и доволен своей судьбой. Поняв, что ждать от него императорской короны бессмысленно, Агриппина переключилась на Нерона, требуя, чтобы сын превосходил успехами сына Мессалины Британика. Не забывала Агриппина и следить за императрицей, собирая на нее досье. Когда же долгожданный час пробил, и сумасбродство Мессалины сгубило ее, Агриппина бросилась утешать Клавдия в печали. Через несколько месяцев после смерти Мессалины советники Клавдия стали склонять его к выбору новой жены. Агриппина знала, что за нее есть кому замолвить словечко—советник Паллант, ее давний любовник, вызвался лоббировать интересы племянницы императора. Он почти преуспел, но всплыла досадная деталь —муж Пассений. Не задумываясь, Агриппина обратилась к услугам старой поставщицы ядов Локусте, и через несколько дней стала вдовой Пассения. Путь к императорской короне был открыт!

Клавдий знал, что его племянница любит только власть, что она глубоко порочна, но, в отличие от Мессалины, раздает свои милости весьма скупо — тем лишь, кто политически ей выгоден. Но он ценил интеллект и волю Агриппины и надеялся, что новая жена будет трезво править Римом и станет разумной матерью его детям. То, что Клавдий ошибся в этих расчетах, стало понятно весьма быстро. Новая императрица начала свое правление с казней: отрубила голову своей красавице-конкурентке, которую тоже прочили Клавдию в жены; избавилась от матери Мессалины и от Кальпурнии — близкой подруги и доверенного лица императора. Затем уговорила Клавдия усыновить Нерона и выдать за него дочь Октавию. После того, как Клавдий объявил своими наследниками Нерона и Британика как соправителей, он сделался Агриппине не нужен. С помощью яда Локусты Агриппина избавилась от Клавдия, чуть позже тем же способом Нерон отправил в мир иной Британика.

Мечта Агриппины сбылась: ее сын стал императором и, как она полагала, послушной пешкой в ее руках. Но она просчиталась. Не прошло двух лет правления, как Нерон показал нрав, предсказанный Агеробарбусом в день его рождения. Он был из того же теста, что и его мать, и властью с ней делиться не желал, а напоминания о благодарности вызывали у него ярость. Сначала Нерон организовал для матери «несчастный случай» на корабле, а когда той удалось спастись, отдал прямой приказ ее убить. Смерть Агриппина приняла мужественно, потребовав, чтобы солдаты поразили ее в живот, выносивший сына-монстра.

Мать

Рис.19 Тип: Мать

Кластерная теория интеграции

Женщина этого типа — прекрасная хозяйка, любит готовить, умеет создавать вокруг себя уют и тепло. Внимательна к мелочам и деталям — и в доме, и на работе, и в человеческих отношениях. Хорошо ладит с людьми, всегда готова откликнуться на просьбу о помощи, а нередко предлагает ее и безо всяких просьб. Много времени посвящает заботе о других — родственниках, соседях, сослуживцах, подругах, животных и растениях. Склонна к благотворительности, но при этом не теряет практичности. Чувствительна, но быстро переключается с сентиментальной волны на решение актуальных задач. Поддерживает родовые связи и традиции.

Мать очень деятельна, но, в отличие от Подруги, ее усилия не направлены, подобно лазерному лучу, на достижение конкретного результата, а рассеянны по разным направлениям: одной ногой люльку качает, одной рукой тесто месит, другой пряжу прядет, песню поет и при этом размышляет, у кого бы денег занять. Мать не так хорошо, как Подруга, умеет расставлять приоритеты, обычно стремится сделать все по-максимуму и одновременно. Имеет трезвый ум и обладает простой и ясной логикой. К созданию фантазий не склонна, хотя проявляет повышенное беспокойство о близких. Более всего ценит стабильность, изменения вызывают у нее нервозность. На работе она — ответственна и исполнительна, успешно справляется с задачами, которые требуют терпения и рутинной работы. Но креативности от нее ждать не следует. Тщательно придерживается инструкций, рецептов и рекомендаций.

Сексуальная жизнь, эротика для Матери, в отличие от Первоженщины, не имеют самостоятельного значения. Как и ориентированной на карьеру Подруге, мужчина ей не особо нужен, если она в состоянии обеспечить благополучную жизнь детей без него. Нет ребенка, но есть муж — другое дело. Вся ее энергия будет направлена на мужа, но опять-таки не как на мужчину, а как на объект, замещающий ребенка. Нет мужа — «заместителями» ребенка выступают братья, сестры, племянники, дети подруг. Если жизнь и благополучие объекта ее любви под угрозой, Мать способна на поступки «сверхъестественной» силы, чтобы его спасти.

Любовь женщины этого типа нередко носит жертвенный характер, который выражается в том, что ради объекта любви она отказывается от собственных интересов, устремлений, желаний и т.д. Для себя ей «ничего не нужно», она живет только «для других» и втайне гордится своим альтруизмом. В отношении самой себя она часто затрудняется ответить на самые элементарные вопросы: что доставляет ей удовольствие? чего ей хочется? Вытесненные из сознания личные потребности довольно часто заявляют о себе неожиданными страхами, тоской, депрессиями, для которых, на первый взгляд, нет никаких оснований. Сознательно женщина этого типа полагает, что благодаря ее жертвенности, дети почувствуют, что значит быть любимыми, и в свою очередь научатся любить. Но эти надежды не всегда оправдываются. Дети Альтруистки часто бывают напряжены и изо всех сил стремятся соответствовать её ожиданиям, боясь хоть чем-нибудь ее огорчить. На них возлагается непосильная ответственность никогда не разочаровывать мать, поскольку она пожертвовала ради них удовольствием от жизни. Фактически такая мать преподносит детям урок скрытой враждебности к жизни, пример, как быть несчастными, который они усваивают даже лучше, чем дети эгоистичных или деспотичных матерей. Против последних можно хотя бы бунтовать, а жертвенность Матери-Альтруистки не дает возможности для критики.

Частым следствием жертвенности Матери становится эгоцентризм детей, которые ожидают, что весь мир будет вращаться вокруг них. Мать, заботившаяся о детях в ущерб заботе о себе как о личности, со временем становится им малоинтересна, с ней скучно, не о чем поговорить. Дети снисходят лишь до эпизодического, натянутого общения, да и то не всегда. Мать чувствует, что ею тяготятся, и расценивает подобное отношение как высшую неблагодарность. В итоге она не выходит из состояния хронической обиды, не понимая, почему, невзирая на ее самопожертвование, она так несчастна, а взаимоотношения с близкими людьми столь неудовлетворительны.

Другой крайностью женщин материнского типа является гиперконтроль над близкими. Деспотичная Мать всегда лучше знает, что им надо, как им жить и полностью подавляет стремление к самостоятельности и независимости. Если у нее есть выросшие дети, она сознательно или бессознательно предпринимает все, чтобы задушить их личную жизнь. Вот один из бесчисленного множества сценариев, как женщина этого типа разрушает семейную жизнь сына.

Таблица 5.Гиперразвитие свойств доминирующей Матери
УСИЛЕНИЕ В СТОРОНУ ЭРОСА
Самопожертвование
Отказ от своих интересов
Пренебрежение к себе
Зависимость от мнения других
Обидчивость
В НОРМЕ
Заботливость
Участие
Непритязательность
Кооперативность
Прямота
Хозяйственность
УСИЛЕНИЕ В СТОРОНУ ЛОГОСА
Гиперконтроль
Навязчивость
Требовательность
Создание «общественного мнения»
Безапелляционность
Консервативность

Рис 20.Гиперразвитие свойств доминирующей Матери

Кластерная теория интеграции

При сдвиге внутренних процессов в сторону Эроса доминирующая Мать предстает в аспекте Альтруистки. О ее влиянии на детей было сказано выше. Для супружеских отношений способность Альтруистки становиться зеркалом интересов, взглядов, занятий партнера, может быть достаточно благоприятна. Дева, глядя в лицо любимому, видит порожденный ее воображением образ, имеющий мало общего с реальным человеком. Альтруистка, напротив, с головой погружается в личность партнера. Для нее нет ничего невыносимее одиночества, которое равносильно небытию. Неспособная привнести в свою жизнь самостоятельного содержания, она превращается в неприкаянную тень, вроде душ умерших, которые бесцельно бродят по асфоделевым лугам в царстве Аида. Единственное, что может вернуть ее в мир живых, новый объект любовного служения, которому она скажет: «Ты — мое ВСЕ!».

Альтруистка— Душечка

Такова героиня рассказа А.П. Чехова «Душечка» Оленька, которая не может жить без привязанности. У Оленьки нет детей, ее тип Матери — Альтруистки проявляется в отношениях с мужьями. Первый муж Оленьки — антрепренер Иван Петрович Кукин — тронул ее чувствительное сердце постоянными жалобами на судьбу, погоду и публику. Оленька с таким покоряющим сочувствием слушала нытье Кукина, что он сделал ей предложение, которое было принято. В замужестве Оленька расцвела, нашла себя, то есть полностью растворилась в личности мужа и была совершенно счастлива. О себе она говорила «мы с Ванечкой» (и так ее называли артисты, работавшие в театре Кукина). Оленька смотрела на мир глазами Кукина, говорила его словами и думала его мыслями.
"И она уже говорила своим знакомым, что самое замечательное, самое важное и нужное на свете — это театр и что получить истинное наслаждение и стать образованным и гуманным можно только в театре. И что говорил о театре и об актерах Кукин, то повторяла и она». [31, с.513].
Когда Кукин отбыл в Москву набирать труппу, Оленька не находила себе места, сравнивая себя с курицей, которая в отсутствие петуха, тоже не спит и испытывает беспокойство. В Москве Кукин скоропостижно скончался, оставив Оленьку безутешной вдовой.

Рис.21 Альтруистка

Кластерная теория интеграции

Месяца через три после кончины Кукина, она возвращалась из церкви вместе со своим соседом Василием Андреевичем Пустоваловым. Пустовалов утешал ее очень разумно, доводы его звучали степенно, веско и убедительно. В общем, он очень понравился Оленьке и, когда посватался к вдове, она ответила согласием.
После свадьбы супруги зажили душа в душу. Второй муж был управляющим лесным складом. Себя Оленька стала именовать «мы с Васечкой».
Теперь Оленька жаловалась знакомым на рост тарифов на лес, на то, что не сыскать местного леса и нужно ездить за ним бог знает куда. В общем, дословно передавала слова и мысли Пустовалова. Второй муж Оленьки не любил развлечений вообще и театров в частности. И она с легкостью отказалась от того, что недавно называла важнейшей вещью на свете.
«И все-то вы дома или в конторе, — говорили знакомые. — Вы бы сходили в театр, душечка, или в цирк. — Нам с Васечкой некогда по театрам ходить, — отвечала она степенно. — Мы люди труда, нам не до пустяков. В театрах этих что хорошего?» [31, с.516].
Во время отлучек Пустовалова Оленька скучала, мучалась бессонницей и часто плакала. Иногда ее развлекал разговорами квартирант, полковой ветеринар Смирнин, рассказывавший о своей несчастной личной жизни, об изменнице-жене, с которой развелся и теперь высылал алименты на содержание сына. Оленька слушала, качала головой и степенно, копируя интонации Пустовалова, уговаривала Смирнина помириться с женой ради ребеночка. Ей с мужем бог детей не дал, хотя все шесть лет счастливого брака супруги истово об этом молились. А через шесть лет скоропостижно скончался Пустовалов. Оленька опять осталась вдовой и погрузилась в отчаяние, казалось, навсегда. Но через полгода траура в ее жизни вновь настали перемены, о чем знакомые судили по тому, как изменилось содержание ее речей. Теперь Оленька повторяла мысли ветеринара и была обо всем такого же мнения, что и Смирнин. Оленька обрела новое счастье со своим квартирантом, но и оно длилось недолго. Ветеринар уехал с полком, а Оленька осталась одна. И для нее наступили годы небытия. Она ничего не хотела, ни о чем не думала и не обращала внимания на запустение, быстро охватившее ее дом и двор. Что там дом и двор — в душе и голове царила пустота, которую некем было заполнить. Оленька постарела, с прежними знакомыми не общалась, да и что ей было с ними общаться, если она уже ничего не могла объяснить, ни о чем не имела мнения. Но в один прекрасный день вернулся Смирнин и не один, а помирившийся с женой и с сыном, и Оленькин дом, принявший квартирантов, ожил и расцвел. Для Оленьки вновь наступило счастье в лице Сашеньки, сына Смирнина, которого родители целиком доверили ее попечению.
«Ах, как она его любит! Из ее прежних привязанностей ни одна не была такою глубокой, никогда еще раньше ее душа не покорялась так беззаветно, бескорыстно и с такой отрадой, как теперь, когда в ней все более и более разгоралось материнское чувство. Проводив Сашу в гимназию, она возвращается домой тихо, такая довольная, покойная, любвеобильная; ее лицо, помолодевшее за последние полгода, улыбается, сияет... — Трудно теперь стало в гимназии учиться, - рассказывает она на базаре. И начинает говорить об учителях, об уроках, об учебниках, — то же самое, что говорит о них Саша». [31, с. 523]

***

При сдвиге внутренних процессов в сторону Логоса чрезмерное развитие свойств Матери превращает женщину этого типа в Деспота. На словах она руководствуется самыми лучшими побуждениями: оградить своих близких от беды, уберечь от ошибок, наставить на путь истинный и т.п. Но, по сути, совершенно не заинтересована в том, чтобы близкие были независимыми, счастливыми людьми. Любой творческий импульс деспотичная Мать гасит на корню, любое самостоятельное решение душит в зародыше. Для нее всего важнее контроль над близкими — полный и безраздельный. Этот тип женщин часто встречается в жизни и прекрасно отражен в литературе и кинематографе.

Деспот —Маргарита Павловна

Колоритная героиня пьесы Леонида Зорина «Покровские ворота», Маргарита Павловна Хоботова, подобно чеховской душечке, бездетна и ее тип Матери-Деспота раскрывается в отношениях с мужьями. Первый муж, Лев Евгеньевич Хоботов, специалист по романским поэтам, типичный рассеянный интеллигент, парящий в высоких эмпириях, напрочь оторванный от жизни и в практических вопросах беспомощный, как дитя. Второй муж — Савва Игнатьевич Ефимов — работящий и рукастый пролетарий. Сама Маргарита Павловна является, по мнению Саввы Игнатича, «женщиной сказочного ума», а характер у нее такой, что «хоть фронтом командуй». Ни Хоботов, ни Ефимов не смеют и пикнуть против ее воли. Намаявшись с безруким Хоботовым, Маргарита Павловна оценила практическую сноровку Ефимова и решила осчастливить его браком с собой. Но и Хоботова она не собирается выпускать из-под контроля. Когда у Льва Евгеньевича наклевывается роман с медсестрой Людочкой, Маргарита Павловна делает все, чтобы помешать развитию их отношений. Конечно, она желает Хоботову счастья, но для этого он должен встретить не жалкую «модисточку» вроде Людочки, а женщину, способную внушить Маргарите Павловне доверие, которой она с чистой совестью сможет перепоручить непутевого Хоботова.

Рис.22 Деспот

Кластерная теория интеграции

Разумеется, это пустые слова. Такой женщины в природе не существует. Как любая деспотичная Мать, Маргарита Павловна не допускает и мысли, что в жизни бывшего супруга-ребенка появится еще кто-то, кроме нее. Ни одна другая женщина не способна позаботиться о Хоботове лучше, чем Маргарита Павловна; ни одна не знает, что ему нужно, лучше, чем Маргарита Павловна. Так повелось с самого начала и длилось на протяжении 15 лет их брака, в течение которых Маргарита Павловна полностью снимала с плеч Льва Евгеньевича тяжкие обязанности делать выбор и принимать решения.
Влюбившись в Людочку, Хоботов пытается робко протестовать против тиранической опеки бывшей жены: ходит с Людочкой на последние сеансы в кино, в оперетту, на каток. Но Маргарита не дремлет: у нее везде свои глаза и уши, и всякий раз она отправляет Савву, как верного пса, на поимку улизнувшего Льва Евгеньевича. Вступив в брак с Саввой Игнатичем, Маргарита Павловна и не думает оставлять своих «прав» на бывшего мужа. Лев Евгеньевич недоумевает, почему, но их юный сосед Костик доходчиво объясняет ему, что такова потребность Маргариты в мировой гармонии, оба мужа должны быть ей подконтрольны. Потому-то Маргарита Павловна и планирует забрать Хоботова в свою новую квартиру, куда они переселяются с Саввой. Когда же Лев Евгеньевич твердо заявляет о намерении жениться на Людочке, бывшая жена в два счета разбивает эти «бредовые фантазии» и кладет его на обе лопатки.
«Маргарита. (Людочке) Скажите, милочка, вы хотите, чтобы вся ваша жизнь пошла кувырком? Чтобы она превратилась в хаос, в котором будут ежеминутно неведомо куда пропадать квитанции, документы, счета, деньги, ключи, чулки и галстуки? Где в батареях не будет тепла, в кранах воды, на плите огня и, наконец, в лампочках — света? Где каждый миг решительно все будет взрываться, вспыхивать, портиться. Где вам навсегда предстоит вернуться в ледниковый период, но только без шкур, потому что шкур он достать не сможет... Поверьте, я вполне объективна. Как человек ярко окрашенный, он по-своему привлекателен. Но я ведь при этом не говорю о его нездоровом влечении к женщинам. Как он возгорается от каждой юбки. Как вся моя жизнь была отравлена самыми черными — и, увы, не беспочвенными — подозрениями... Это сокровище вам не сдалось. Это мой крест, и мне нести его. Вы еще встретите человека и поскладнее и посвежей». [32, с.]
Уничтоженный «правдой» Маргариты Павловны, Хоботов отказывается от Людочки и от надежды сбросить иго своей бывшей. «Я тебя уверяю, ты еще скажешь мне спасибо», — торжествует Маргарита, упекая Хоботова в больницу. Заканчивается история побегом из больницы. Маргарите Павловне, приехавшей с Саввой брать Льва Евгеньевича в свою новую квартиру, Костик говорит, что нельзя осчастливить человека против его желания. Но Маргарита Павловна лишь усмехается и смотрит на него свысока. Уж кто-кто, а Деспотичная Мать точно знает, что осчастливить против желания можно. И нужно!

***

Рис.23 Женские типы с доминирующей ипостасью

Кластерная теория интеграции

Заканчивая рассмотрение женских типов, обладающих структурой личности с доминирующей ипостасью, еще раз подчеркнем, что их главные проблемы обусловлены ограниченностью набора личностных свойств (представлены только свойства доминанты), и тенденцией последних к чрезмерному, гротескному развитию.

Ложечка меда прекрасна! Щепотка перца изумительна. Несколько капель лимонного сока великолепны. Без соли на кончике ножа вообще не обойтись. А теперь заменим ложечку меда — на бочонок, щепотку перца — на пакет, пару капель лимонного сока — на два десятка выжатых лимонов. И добавим в любимое блюдо кило соли. Представили? Так и со свойствами личности: когда они чрезмерно усиливаются, «лицо» оборачивается изнанкой, из притягательного превращается в отталкивающее.

 

ipd.ru Карта Форум Открытки